Письмо императора Александра I к князю Адаму Чарторыйскому.

«Настоящие обстоятельства мне представляются весьма важными. Кажется, настало время доказать полякам, что Россия не враг их, но скорее истинный и естественный их друг; что, несмотря на то, что им указываяют на Россию как на главное препятствие восстановления Польши, нет ничего невероятного в том что она-то именно и осуществит его на деле. То, что я говорю, может быть, удивит вас; но повторяю, это очень вероятно, и обстоятельства мне представляются весьма благоприятными для того, чтобы осуществить мысль, которая прежде была моею любимою мыслью, которую два раза я должен был отложить, вынуждаемый силою обстоятельств, но которая тем не менее сохранилась в глубине моей души. Никогда не было времени, более для неё благоприятного, как теперь; но, прежде нежели войду в подробное изложение моих соображений, я желал бы, чтобы вы мне отвечали со всею подробностию на каждый из вопросов, которые я считаю нужным предложить вам, ещё не приступая к исполнению моего предположения:
1) Имеете ли вы достаточно верные сведения о настроении умов в герцогстве Варшавском, и в этом случае
2) Имеете ли вы основание предполагать, что жители Варшавского герцогства схватятся с жадностью за всякую уверенностью (не говорю вероятность) их возрождения?
3) Схватятся ли они за неё, откуда бы она ни пришла, и присоединятся ли они ко всякой державе без различия, которая вошла бы в их виды с искренним участием и сочувствием? Само собою разумеется, что провозглашение восстановления их будет предшествовать их присоединению и засвидетельствует искренность принятого в отношении к ним образа действия, или
4) Вы скорее имеете основание предполагать, что существуют разные партии, и поэтому
5) Нельзя рассчитывать, чтобы все единодушно и поспешно схватились за первый случай, который им представится к возрождению Польши?
6) Каковы эти партии? Одинаково ли они сильны, и кто те лица, которые ими предводительствуют?
7) Существуют ли эти партии также и в войсках, или они держатся одних взглядов и питают общие чувства?
8) Кто из военных лиц имеет наибольшее влияние на мнение войск?
Таковы важнейшие вопросы, которые я считаю нужным предложить вам теперь; но как только получу ваш ответ, я ещё более открою вам мои виды».
««Вот что я имел вам сказать. Обдумайте хладнокровно всю важность моих сообщений. Подобная минута может не повториться. Всякие иные расчёты приведут только к борьбе на жизнь и смерть между Россиею и Франциею, и поприщем борьбы сделается ваша несчастная родина. Иная поддержка, на которую могут рассчитывать поляки,  соединена исключительно с личностью Наполеона, который однако не вечен, и потому в случае перемены личности могут произойти гибельные последствия для Польши, между тем как существование вашего отечества будет поставлено на твёрдое основание, если совокупно с Россиею и державами, которые неминуемо с нею соединятся, нравственная сила Франции будет уничтожена, и Европа освобожден от её ига… Вот минута, в которую вы в первый раз можете сослужить вашей родине действительную службу. Ожидаю вашего ответа с живейшим нетерпением».
«Если вы мне поможете и если сведения, которые вы мне сообщите будут таковы, что дадут  мне надежду на единодушное содействие жителей Варшавского герцогства и особенно войск к восстановлению их родины, откуда бы ни пришла помочь, то в этом случае, с помощью Божиею, я надеюсь, что успех не подлежит сомнению; потому что он основан не на предположении найти соперника дарованиям Наполеона, но на недостатке его сил, которыми он будет располагать, и на ожесточении против него, господствующем во всей Германии».
«Мемуары князя Чарторыйского и его преписка с императором Александром I». Пер. с фр. А.Д.Дмитриевой. Ред. И вступ. Ст. А.Кизеветтера. Т.II, М., 1913.
Попов, стр. 29-31

Эта запись была опубликована 12.09.2011в 8:37 дп. В рубриках: Перед вторжением. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии к записи Император Александр I — «Письмо к князю Адаму Чарторыйскому» отключены

Комментарии закрыты.