Рапорт командующего 1-й кирасирской дивизии генерал-майора Н.М. Бороздина М.Б. Барклаю де Толли.
7 сентября 1812 года
Селение Кутузово
В сражении сего августа 26-гo под деревнею Горках, по болезни дивизионного командира, известно Вашему Высокопревосходительству, что я имел честь командовать
1-ю кирасирскою дивизиею, составленною из полков: Кавалергардского, Лейб-Гвардии Конного, Лейб-Кирасирских: Его Императорского Величества, Ее Императорского Величества и Астраханского кирасирского, равно и Лейб-Гвардии конно-артиллерийской роты, которые с начала сражения были разделены по приказанию г-на командующего кирасирскими полками генерал-лейтенанта князя Голицына: три полка мною приведены на левый фланг, а Кавалергардской и Лейб-Гвардии Конной под командою генерал-майора Шевича были на центре. Полки Кавалергардской и Лейб-Гвардии Конной под предводительством генерал-майора Шевича зачали сей день, получа повеление Вашего Высокопревосходительства, атакою на неприятеля, завладевшего уже нашею батареею, с которой, опрокинув его, содействовали к спасению батареи, истребив большую часть покусившихся на сей предмет. Сим остановлено стремление на центр наш, и часть пехоты нашей, которая уже была за неприятельскою кавалериею, спасена. В атаке сей имели нещастие потерять отличного полковника Ливенвольда, которой убит на месте, и командование принял полковник Левашов. Лейб-Гвардии Конного полка полковник Арсеньев, которого г. генерал-майор Шевич рекомендует, как отличившегося, присутствием духа и храбрости в предводительствовавши им, вверенного ему Лейб-Гвардии Конного полка и, которой, получив сильнейшую в конце атаки контузию в левое плечо ядром, принужден был оставить фронт, а полковник Леонтьев вступил на место его в командование. Лейб-Кирасирские Его Величества и Ее Величества и Астраханской, приведенные мною на левой фланг под командою 1-й шефа полковника барона Будберха, 2-й — шефа полковника барона Розена; а последний — полкового командира полковника Каратаева, поставлены были у прикрытия батарей наших под сильным огнем, где, не взирая на ужасные выстрелы с неприятельских батарей, защищали оные с отличным мужеством. Неустрашимость их столь была сильна, что и большая убыль людей и лошадей убитыми и ранеными не в состоянии была расстроить их рядов, смыкающихся каждой раз в порядке. Неприятельские тиральеры, зачав к ним и батареям нашим приближаться, будучи подкрепляемы пехотными колоннами, были Астраханского полка двумя эскадронами, по приказанию моему с повеления господина генерал-лейтенанта князя Голицына посланными, атакованы и с большим вредом прогнаны так сильно, что командовавший оными подполковник Немцов врезался и в те пехотные колонны, кои их подкрепляли, где он получил сильную рану пулею в левую руку, от которой и кость перебита. Эскадроны сии, возвратясь под сильными неприятельскими выстрелами, построены были опять за батареями. После того во вторичной таковой же с мужеством атаки произведенной, майор Костин убит, а майор Белавин ранен в грудь навылет пулею. Полковой командир полковник Каратаев, предводительствуя мужественно полком, получил сперва сильную контузию в плечо, но невзирая на оную возвратился ко фронту, где вскоре получил другую в ногу, но и тут оставался при своем месте. Пример сей удвоил рвение его подчиненных и полк, защищая свои батареи, производил атаки мужественно, в коих ротмистр Львов, командуя эскадроном, вел себя в оных отлично; равно как ротмистр Ребиндер, штабс-ротмистр Задонской, заступившие места эскадронных начальников, а также попутчики: полковой адъютант Гоярин, Паткуль, Тритгоф, Ивашкин оказали отличную храбрость и мужество, а особливо Паткуль и Гоярин, которой исполняя долг по званию своему, был вместе со всеми и в атаке, при сем ранены: Львов, Задонский и Гоярин контузиями; Ребиндер, Паткуль и Тритгоф пулями, а Паткуль и изрублен; первые остались при своих местах, а Тритгоф и Паткуль по причине жестоких ран отправлены. Лейб-Кирасирский Его Императорского Величества полк под командою барона Будберха, был несколько раз в атаках и когда он, г. полковник, был ранен ядром в лядвию, а полковой командир подполковник Слепченков пулею в ногу, и когда полк по приказанию г. генерал-лейтенанта князя Голицына переведен в сикурс 2-й кирасирской дивизии под командою господина подполковника Костина, где, прикрывая батареи, был генерал-майором Дукою послан в атаку на неприятельскую батарею, на которую, бросясь эскадрон шефа под командою ротмистра Власенки сбил с оной неприятеля. Тут хотя ротмистр Власенко и попутчик Скоробогатой убиты, но попутчиками Дершау, Каленым 2-м и Самбурским взяты две пушки и доставлены в главную квартиру.
Во время сих действий ротмистр Меликов отличал себя всегда, но к нещастию у сего храброго офицера ядром оторвало руку. Штабс-ротмистр Селянинов ранен в обе ноги ядром, над коими полагать должно, что уже и операция сделана; попутчик Всеволожской 2-й в ногу пулею, Всеволожский З-й, у коего ядром ногу разбило, Родопчен, исполнявший с отличием долг свой по званию адъютанта полкового, получил сильную контузию от ядра, Кален 2-й и корнет граф Миних 1-й тож контузии в левые руки. Относительно же убитых в сражении ротмистра Власенка и попутчика Скоробогатого, у которых остались жены без всякого состояния, я осмеливаюсь просить Ваше Высокопревосходительство о доставлении им способа к содержанию.
Лейб-Кирасирской Ее Императорского Величества полк под командою барона Розена, прикрывая батареи и выдерживая сильный неприятельский огонь, не терял ни мало присутствия духа: полковник барон Розен, будучи отлично храбр, служил примером своим подчиненным, а когда неприятель покусился атаковать нашу пехоту правее от нас, и когда он г. Розен по приказанию г. генерал-лейтенанта князя Голицына послан мною с двумя эскадронами атаковать, что с большим стремлением было исполнено, от чего много неприятельская кавалерия потерпела, особенно тогда, как барон Розен напал на его с тылу. Одним словом, неприятельская колонна была опрокинута и потерпела большой урон. Рекомендуя барона Розена, должен засвидетельствовать и об отличной храбрости эскадронного командира майора Кошенбара, содействовавшего в успехе сей атаке, равно и расторопность и мужество майора Вастергольца, получившего контузию, штабс-ротмистров Шлиппенбаха и Гедеонова, раненного ядром в ногу; попутчиков: полкового адъютанта Кирилова, Рудковского 2-го и Кошенбара 2-го, из коих два последние ранены контузиею. О протчих двух эскадронах сего полка, барон Розен доносит мне, что майор Салогуб, оставаясь с оными на левом фланге, двоекратно атаковал батареи, поражая каждый раз неприятеля, рекомендует об отличной храбрости и мужестве его и командующего також эскадроном ротмистра Гагина. Сей последний во время с мужеством произведенной атаки сильно ранен картечью в руку. В сих атаках отличал также себя и попутчик Милевский, получивший контузию в голову. Потом по соединении со мною генерал-майора Шевича с полками, в его команде состоящими, полк Кавалергардской под командою полковника Левашова ударил стремительно на неприятельских кирасир, мгновенно опрокинул оных и, преследуя, сильно поражал. Как в тож самое время Лейб-Гвардии Конный полк под начальством полковника Леонтьева с левой стороны, подкрепляя сию атаку и невзирая на сильно действующие по нем батареи, поражал неприятеля и опять под картечными выстрелами собрался и был всегда в готовом порядке. Генерал-майор Шевич, предводительствуя сими двумя полками, распоряжениями своими и неустрашимостью совершенно содействовал к поражению, он был примером, храбрость сего генерала уже известна. Он, г. Шевич, рекомендует оказавших отличную храбрость и мужество гг. полковников полков: Кавалергардского командовавшего полком Левашова, Каблукова 1-го, раненного в правую руку, Каблукова 2-го, Конной гвардии, принявшего команду полка после полковника Арсеньева (которой уже рекомендован выше) Леонтьева, Андреевского, Сольдаена и князя Голицына 1-го; ротмистров — Кавалергардского Бороздина, Уварова и Давыдова, которые ранены, первый в левую ногу картечью, у второго саблею изрублена голова, а Давыдов ниже колена шпагою, Сталя и полкового адьютанта Храповицкого; Лейб-Гвардии Конного Сарочинского, Салова, Рамма и Орлова 1-го, у коего бок и голова изрублены; штабс-ротмистра Конной гвардии графа Тишкевича, у коего правое колено изрублено саблею и от картечи контузия ниже колена; попутчиков: Кавалергардского, барона Гарбс Ховена и Конной гвардии Мирковича 1-го, Шарлемо, раненых первого саблею по лицу и руке, второго ядром в левую ляшку и контузиею в ту ж ногу, а Чиарлемо пикою в грудь и левое плечо изрублено. Корнетов: Кавалергардского Шереметева, Языкова 1-го, фон Смиттена, Пашкова и Лейб-Гвардии Конного князя Голицына 3-го; также раненых Шереметева саблею изрублено лицо и в левой руке контузия; Языков пулею в левую ногу, фон Смиттен пулею в коленку правой ноги, Пашков контузиею в поясницу от ядра, а последнего сильною контузиею в грудь. Описав действие 1-й кирасирской дивизии и отличившихся чиновников, в оной находившихся, остается теперь донести и об Лейб-Гвардии Конной артиллерии. Оная под командою полковника Козена заняла интервал, оставленной нашими войсками противу неприятельской кавалерии и артиллерии втрое сильнее нашей, наводившей ужасный вред, а особливо Астраханскому кирасирскому полку. Полковник Козен, несмотря на большой урон, будучи искусен в своем ремесле и храбр, выдерживая сколько можно, наносил вред неприятелю; наконец, чтоб усилить удары на неприятельскую батарею, он, Козен, с позволения его светлости господина главнокомандующего армиями, подкрепил то место батарейною ротою подполковника Дитерихса 4-го. Огонь был усилен и неприятельская батарея принуждена была молчать и сняться. Г. Козен свидетельствует отличную храбрость гг. офицеров: капитана Ралля 2-го, штабс-капитана Сталыпина; подпорутчиков: Бартоломея, Дивова, барона Корфа, Куприянова, а особливо Бистрома, Гельмерсена и Гижицкого, которые при совершенном расстройстве батареи от неприятельских картечных выстрелов удерживались с четырьмя орудиями долгое время; попутчика Гербеля 5 и подпоручика Гардера, находившихся при нем, и, кои быв посланы за орудиями, собрали оных одиннадцать из разных рот, и, поставя на удобных местах, наносили великий вред неприятелю, а портупей юнкер Пейрера занимал место убитых офицеров, командовал орудиями и показал отличие при сем деле, за что и представляет о произведении его в прапорщики в армейскую артиллерию. Равномерно г. генерал-майор Шевич, полковники барон Розен и Каратаев за отличную храбрость и мужество просят о произведении в офицеры первый Кавалергардского полка эстандарт юнкеров Тургенева, Шереметева, юнкеров: Шепелева, Данилова и Тургенева, Лейб-Гвардии Конного эстандарт юнкеров графа Мантейфеля, Куликовского, Калугина, Родзянку, Тимирядзева 3, Ренне и Томсона; вторый вверенного ему Лейб-Кирасирского Ее Величества полка вахмистра Рыбаса, а последний юнкера Рымовича в те ж полки. Причем барон Розен о Рыбасе пишет, что он, будучи сильно ранен, оставался во фрунте до изнеможения сил. Сверх сего имею честь рекомендовать Свиты Его Императорского Величества по квартирмейстерской части колонновожатого унтер-офицерского чина Бурнашова, который, находясь во все время сражение при мне, исполняя мои приказании с точностью и мужеством, и, будучи ранен в руку пулею, по перевязке опять возвратился на место сражения. Осмеливаюсь всепокорненше просить ваше высокопревосходительство за таковое его усердие к службе его императорского величества о награждении офицерским чином.
О всем оном по долгу обязанности моей минувшего августа 27-го числа донесено мною командовавшему в день сражения кирасирскими полками г. генерал-лейтенанту и кавалеру князю Голицыну. Сего ж числа, получа повеление вашего высокопревосходительства, объявленное мне от начальника Главного штаба 1-й Западной армии, имею честь все ето представить на благорассмотрение и уважение вашего высокопревосходительства с приложением именного списка, как в рапорте здесь поименованным, так и протчим, оказавшим свое отличие чиновникам, осмеливаюсь рекомендовать о их мужестве и храбрости. Справедливость требует засвидетельствовать также и то, что все они равно, а нижние чины, в сие жестокое сражение столь были мужественны, что казалось, решились жертвовать жизнию, и я к довершению моей обязанности осмеливаюсь всепокорнейше просить ваше высокопревосходительство о награждении их.
О происшедшей же в тот день убыли убитыми и ранеными и без вести пропавшими имею честь представить особенную краткую ведомость.
Генерал-майор Бороздин

Эта запись была опубликована 04.09.2012в 12:23 дп. В рубриках: Бородино. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии к записи Рапорт командующего 1-й кирасирской дивизии генерал-майора Н.М. Бороздина М.Б. Барклаю де Толли отключены

Комментарии закрыты.

.