Рапорт начальника 2-го резервного кавалерийского корпуса генерал-майора барона Ф.К. Корфа М.Б. Барклаю де Толли
9 сентября 1812 года
с. Красная Пахра
Во время сражения сего августа 26-го числа 2-й и 3-й кавалерийские корпуса, под командой моей находящиеся, были расположены за 4-м и 6-м корпусами, когда же около полудня неприятель обратил все свои силы на левой фланг нашей армии, то вследствие повеления Вашего Высокопревосходительства отрядил я Сумской и Мариупольской гусарские, Курляндской и Оренбургской драгунские полки под командою генерал-майора Дорохова для подкрепления левого крыла. Генерал-майор Дорохов с оными полками, сближась к ретраншементам и к пехоте, нашел, что неприятельская кавалерия в превосходстве начинала окружать нашу пехоту и батареи. Выстроясь, немедля ударил он поспешно с Оренбургским драгунским полком в середину, а с Мариупольским гусарским и Курляндским драгунским во фланг неприятельской кавалерии, которая быстротой сей атаки была опрокинута и прогнан до самых их батарей. Здесь резервы неприятеля, подкрепя бегущих, остановили нашу кавалерию, почему генерал-майор Дорохов сблизил немедля бывшие в резерве Сумской гусарской полк и, отозвав прочие полки апелью, устроив вторично корпус в две линии и наступающую неприятельскую конницу еще раз атаковал и прогнал. При сем случае Сумской гусарской полк спас восемь наших орудий, которые нашими почти совсем были оставлены. Сибирской и Иркутской драгунские полки между тем были поставлены для прикрытия большой батареи, перед центром нашим находящуюся, они от 8-ми часов утра до полудня стояли под жесточайшим пушечным огнем и когда в сие время сильная колонна неприятельской кавалерии и пехоты старались овладеть оною батареею, то сии полки, ударив стремительно на неприятеля, опрокинули его и тем способствовали к удержанию места. В третьем часу пополудни неприятель, направляя все свои покушения на центр нашей армии, зачал теснить нашу пехоту и когда я, по повелению Вашего Высокопревосходительства со вторым кавалерийским корпусом поспешал туда для подкрепления оного пункта. При приходе моем на сие место увидел я, что неприятель, имев в середине сильную колонну пехоты, слева кирасир и карабинер, а вправо своих конных гренадер, под прикрытием своих батарей сильно наступал на нашу пехоту, там находящуюся, и стремлением своим уже принудил наших стрелков отступить в беспорядке. Я тотчас приказал Изюмскому гусарскому и Польскому уланскому полкам под командою генерал-майора Панчулидзева 2-го итить рысью вперед и, выстроясь, ударить на неприятельских карабинер и кирасир. Но сии полки не успели еще выстроиться, когда сами были атакованы неприятелем и чрез то приведены в беспорядок. При сем случае долгом почитаю упомянуть о моих адъютантах и обер-квартирмейстер капитане Шуберте, которые мне вспомоществовали удержать и опять выстроить приведенные в расстройство кавалерийские полки. Особливо при сем случае отличились адъютант мой капитан Яковлев и Изюмского гусарского полку ротмистр Лошкарев, которые, собрав эскадрон сего полка, тотчас опять ударили на неприятеля. Наконец, успев опять выстроить сии два полка, они остановили быстрое стремление неприятельских кирасир и карабинер и тем дали время нашей пехоте, которая также была в беспорядке, выстроиться и двинуться вперед, а тем временем приказал я Псковскому драгунскому полку итить правее вперед, а Московскому драгунскому стать назади в резерве. Полковник 3асс, командующий Псковским полком, увидя, что неприятельская пехота и конные гренадеры стремительно подавались вперед и тем угрожали правому флангу Изюмского гусарского и Польского уланского полков, кои еще не были устроены, пошел на сию неприятельскую конницу рысью, атаковал и, несмотря на превосходство сил, опрокинул и привел в бегство. После сей атаки полковник 3асс собрал полк апелью под самыми выстрелами неприятеля, что исполнилось весьма и с большим порядком, желательно б было, чтоб каждой кавалерийской полк исполнял так отлично. Между тем неприятельская кавалерия, бывшая в резерве, приближалась и тогда полковник 3асс вторично шел в атаку с своим полком, опрокинул также сию кавалерию и врубился в левой фланг неприятельской пехоты, которая оборотила весь свой огонь против оного полку. В сие самое время адъютант Его Высочества полковник князь Кудашев привел 4-е орудия гвардейской конной артиллерии, которые тотчас сделали несколько весьма удачных выстрелов картечью, что сия колонна принуждена была уступить. После сей последней и сильнейшей атаки, которая кончилась около пяти часов, генерал-майор Дорохов с своей кавалериею уже присоединился ко мне и был мне совершенным помощником к удержанию места, и неприятель после сего не отважился более атаковать, а только произвел сильнейший картечный огонь по нашей коннице, которая однако стояла непоколебимо до самой ночи. Ваше Высокопревосходительство сами изволили быть очевидцем неустройства, в которое уже была приведена наша пехота и естли б кавалерия не остановила стремление неприятеля на сем пункте, то неминуемо б пехота была опрокинута, что могло послужить ко вреду целой армии. Конечно, Ваше Высокопревосходительство отдадите полную справедливость кавалерии, не оставите без награждения отличившихся офицеров, о коих при сем честь имею приложить список. Особенно ж почитаю за долг рекомендовать Вашему Превосходительству генерал-майора Дорохова, который, быв отряжен с четырьмя полками, во все время сражения командовал с большим отличием и полковнику Массу, который с своим полком решил отражение неприятеля. Еще смею просить у Вашего Высокопревосходительства для поощрения нижних чинов пожаловать на каждой эскадрон по пяти знаков отличия Военного ордена и на каждую конно-артиллерийскую роту по десяти, которые будут розданы отличнейшим и храбрейшим.
Генерал-адъютант барон Корф

Эта запись была опубликована 24.09.2012в 7:44 дп. В рубриках: Бородино. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии к записи Рапорт начальника 2-го резервного кавалерийского корпуса генерал-майора барона Ф.К. Корфа М.Б. Барклаю де Толли отключены

Комментарии закрыты.

.