Рапорт П.П.Коновницына М.И. Кутузову

By admin12 | Декабрь 2, 2012
Under: Бородино
Рапорт П.П.Коновницына М.И. Кутузову
№ 57 19 сентября 1812 года
О действии войск, бывших под моим начальством в сражении 26-го августа при селе Бородине, поспешаю представить у сего Вашей Светлости мое донесение, которое замедлилось прежним движением армий, а более по убыли в том сражении многих старших чиновников и полковых начальников.
Полки 20-й и 21-й егерские были отряжены от 3-й дивизии еще 25-го числа ввечеру, под командою генерал-майора князя Шаховского на левой фланг армий. Все прочие войски 3-го корпуса занимали Старую Смоленскую дорогу, которую отделял от левого фланга общей позиции мелкой лес, простиравшийся почти на версту. 26-го числа на рассвете, при появлении неприятеля напротиву лежащих высотах, 1-я гранадерская дивизия построена была прежде в две линии, пехотные полки 3-й дивизии в баталионных колоннах за ними. В каком положении и встречен был неприятель, огнем нескольких орудий, устроенных при деревне Утице. Как местоположение могло быть для нас невыгодно, то по приказанию г. генерал-лейтенанта Тучкова линия гранадерской дивизии отошла за вторую к высоте, командовавшей всею окрестностию; где и учреждена была батарея из шести орудий батарейной роты полковника Глухова. Вместе с чем немедленно началась сильнейшая с обеих сторон канонада, но пехотные полки 3-й дивизии Черниговской, Муромской, Ревельской и Селенгинской потребованы еще прежде сего на левой фланг второй армии, в подкрепление генерала от инфантерии князя Багратиона, куда прибыв были употреблены тотчас к завладению важной высоты, занимаемой неприятелем. Сие было исполнено с совершенным успехом. Сказанные полки, презирая всю жестокость неприятельского огня, пошли на штыки, и с словом «ура», опрокинув превосходного неприятеля, привели в крайнее замешательство его колонны, и заняли высоту, с самого начала сражения упорно защищаемую. Послав донести о том г. генералу от инфантерии князю Багратиону, получил я прискорбное известие, что он ранен и повеление принять вместо его команду. Вскоре после сего в подкрепление левого фланга и центра по требованию моему прибыла часть войск от 2-го корпуса и Лейб-Гвардии, с коими полки дивизии мне вверенной беспрерывным ружейным огнем и продолжали отражать неприятеля. Между тем прибыл г. генерал от инфантерии Доктуров и я поступил под его начальство.
Сие происходило до 1-го часа пополудни. Тогда неприятель, усиля свои фрукты новыми подкреплениями, сделал на полки 3-й дивизии и близ их стоявшие, сильную кавалерийскую атаку, которая при всей стремительности своей осталась вовсе неудачною. Удар выдержан был с отчаянным мужеством и стоил неприятелю страшной потери; другая его атака, повторенная же на те же полки и на батарею подполковника Таубе, имела так же последствием сильнейший урон, умноженной еще действием нашей кавалерии, подоспевшей на помощь пехоте. Я не могу с довольною похвалою отозваться Вашей Светлости о примерной неустрашимости, оказанной в сей день полками Лейб-Гвардии Литовским и Измайловским. Прибывши на левой фланг, непоколебимо выдерживали они наисильнейший огонь неприятельской артиллерии, осыпаемые картечами ряды их, несмотря на потерю, пребывали в наилучшем устройстве и все чины от первого до последнего один пред другим являли рвение свое умереть прежде нежели уступить неприятелю. Три большие кавалерийские атаки неприятельских кирасир и конных гренадер на оба полка сии отражены были с невероятным успехом, ибо несмотря, что кареи, устроенные оными полками были совсем окружены, неприятель с крайним уроном был прогнан огнем и штыками. 3-й баталион Измайловского полка и полк Литовской, кои в особенности имели в виду прикрывать бывшею правее их батарею, исполнили сие во все время как нельзя лутче, уничтожая совершенно все покушения на оную. Одним словом, полки Измайловской и Литовской, в достопамятном сражении 26-го августа, покрыли себя в виду всей армии неоспоримою славою, а я ставлю себе за щастие, что мне предоставлено свидетельствовать подвиги их пред Вашею Светлостию, в дополнение чего считаю нужным присоединить к сему оригинальные рапорты ко мне гвардии полковников Удома и Кутузова.
По отражении всех неприятельских кавалерийских атак, живейшая канонада открылась попрежнему, но не смотря на всю жестокость перекрестных картечных выстрелов, полки сохранили прежнее устройство.
В 4 часа пополудни за полученною генерал-лейтенантом Тучковым 1-м раною по повелению г. генерала от инфантерии Дохтурова принял я командование 3-го корпуса и других полков, действовавших в продолжение дня по старой Смоленской дороге, где неприятель, пользуясь превосходным огнем своей артиллерии из 22-х орудий, успел овладеть занимаемым нашею батареею возвышением. Однако же, быв атакован с фронта и с фланга, снова уступил оное и стал форсировать лес, разделявший левой фланг армии от помянутой дороги. Для удержания чего командирован был Таврической гранодерской полк, а потом к вечеру присоединились туда, как прочие полки 1-й гранодерской, так и егерские полки 3-й дивизии; но по прибытии моем к сим войскам генерал-лейтенант Багговут находился уже там и я поступил в его команду.
В знаменитом сем сражении многие чиновники имели случай отличиться особенным образом.
Я, почтеннейше представляя у сего Вашей Светлости списки таковым, осмеливаюсь испрашивать им достойного по заслугам воздаяния.
Генерал-лейтенант Коновницын
Vkontakte Facebook Twitter Мой мир Livejournal Google Bookmarks Закладки Yandex Ruspace Yahoo My Web

Comments are closed.

.