Миссия Балашева. Мюрат, Даву

Выехав из Вильны в ночь 13 июня, генерал-адьютант Балашёв на рассвете приехал в местечко Риконты по дороге на Ковно, близ которого находились уже неприятельские аванпосты. Взяв с собою лейб-казачьего полка урядника и трубача, он через час наехал на французский ведет. Он принадлежал к авангарду, состоявшему из двух корпусов конницы, под начальством Мюрата, за которым непосредственно шёл корпус Даву, а за ним сам Наполеон с гвардиею. О прибытии русского генерала дали знатьНеаполитанскому королю, а он прислал своего адъютанта, с тем, чтобы он проводил его к маршалу Даву. Продолжая путь в сопровождении этого офицера, Балашёв вскоре встретил Мюрата, окружённого свитою. Поравнявшись с нашим генералом, он сошёл с лошади, то же сделал и Балашёв.

— Я очень рад, генерал, что вижу вас между нами, и очень рад с вами познакомиться,— сказал он ему,— но начнём с того, что наденем шляпы. Здесь всё показывает, что началась война.

— Точно так, государь, — отвечал Балашёв, — кажется, таково намерение императора Наполеона.

— Вы не думаете, что начал войну император Александр?

— Нет, государь, я имею при себе даже доказательства.

— Что вы? — продолжал Мюрат,— а нота, которую вы прислали с настоятельным требованием прежде всего очистить Пруссию, не начиная переговоров.

— Сколько мне известно,— отвечал Балашёв,— это было одно из условий в этой ноте и не самое важное.

— Но не такое, однако же, — заметил Мюрат, — которое могло быть принято. Впрочем, я очень был бы рад, если бы оба императора пришли к соглашению и не продолжали войны, которая началась против моего желания. Я не хочу задерживать вас, генерал, продолжайте ваш путь. Уверяю вас, что не могу вам сказать наверно, где находится теперь император; но полагаю, что недалеко отсюда.

Суровый маршал Даву обошёлся с ним не так учтиво. Когда Балашёв увидался с ним, он объявил ему, что не знает, где находится император, и прибавил: «Передайте мне письмо, которое вы привезли к нему, я пошлю его к нему».

Балашёв вынул письмо, но, держа его перед ним и не отдавая, говорил:

— Вот письмо, но я должен вам заметить, г. маршал, что Император, мой повелитель, поручая мне отвезти это письмо, предполагал, что я лично передам его в руки самого императора Наполеона.

— Это всё равно, генерал,— отвечал с негодованием Даву,— здесь сила не на вашей стороне, вы у нас, надо поступать так, как от вас требуют.

— Возьмите письмо, г. маршал,— отвечал Балашёв, но, считая долгом показать ему, что следует быть учтивее, сказал,— я попрошу вас не принимать ни в какой расчёт меня лично, но не забывать, что я имею счастие носить звание генерал-адъютанта Его Величества русского императора.

Несколько озадаченный, Даву поспешил сказать:

— С вами будут обходиться, генерал, со всею должною вам учтивостью,— немедленно поручил при нём одному из офицеров отвезти письмо к императору Наполеону и долго молча стоял перед Балашовым, который также в свой черёд не считал нужным заводить с ним речь. После долгого молчания Даву сказал только своему адъютанту, итобы он распорядился завтраком. «Все разговоры наши,— пишет Балашёв,— и сего дня, и следующего за ним, не заслуживают особенного внимания и основаны были на недоверии и осторожности».

На другой день, за обедом, он сказал ему, что получил уже приказания на его счёт. «Я должен продолжать движение, а вы останетесь здесь и должны дождаться ответа на письмо, которое привезли. Мне кажется, — после некоторого молчания прибавил он, — это письмо прислано для того только, чтобы выиграть время. Когда посланник требует своих паспортов, то это уже доказывает, что решились йа войну. Если бы это было не так, то для чего было не позволить г. Лористону приехать в Вильну. Я очень желаю, чтобы поскорее было дано сражение; тогда можно будет начать переговоры».

Расставаясь с Балашовым, он сказал ему: «Прощайте, генерал, а. оставляю в ваше распоряжение мою квартиру и моего адъютанта, графа Декастри. Приказывайте, все ваши распоряжения будут исполнены; но знайте, что мы находимся в войне, и потому вы должны подчиниться некоторым ограничениям: я попрошу вас разговаривать только с моим адъютантом и не переходить за линию часовых». Маршал Даву уехал вперёд к Вильне, куда по приказанию императора Наполеона, не теряя времени, должен был следовать его корпус за авангардом Мюрата, а Балашёв оставался в этом положении до 18 июня, без сомнения, крайне унизительном для достоинства России. Но это положение для уполномоченного императора Александра. было придумано с особенною целью.

Вожди, сотрудники Наполеона на боевом поприще, не сочувствовали предпринятому им нашествию на Россию, каждый по-своему желали, чтобы оно поскорее окончилось, но все были уверены, не зная дипломатических сношений между двумя империями, что Россия вызвала на войну с ней их повелителя.

А.Н.Попов. Отечественная война 1812 года. Том 2. стр. 233-236

Эта запись была опубликована 26.09.2011в 10:48 пп. В рубриках: От Немана до Царева-Займища. Вы можете следить за ответами к этой записи через RSS 2.0. Отзывы и пинг пока закрыты.

Комментарии к записи Миссия Балашева. Мюрат, Даву. отключены

Комментарии закрыты.

.