Радожицкий И.Т. «Походные записки артиллериста. 1812 — 1816″
Должно признаться, что после Смоленских битв наши солдаты очень приуныли. Пролитая на развалинах Смоленска кровь при всех усилиях упорной защиты нашей и отступление по Московской дороге в недра самой России, явно давали чувствовать каждому наше бессилие перед страшным завоевателем. Каждому из нас представлялась печальная картина погибающего отечества. Жители с приближением нашим выбегали из селений, оставляя большую часть своего имущества на произвол приятелей и неприятелей. Позади нас и по сторонам, вокруг, пылающие селения означали тут приближающихся Французов; Казаки истребляли все, что оставалось по проходе наших войск, дабы неприятели всюду находили одно опустошение, отчаянная Россия терзала тогда сама свою утробу. Сделавши переход в 26 верст, мы остановились на биваки при селе Усвяте, не доходя Дорогобужа 8 верст.
На другой день артиллерию опять разместили по полкам. Двигаясь с места на место, войска два раза переменяли позицию; к вечеру едва устроились, как эта позиция оказалась ненадежною. Мы здесь простояли только до утра следующего дня.
11-го Августа неприятель атаковал наш арриергард, и вся армия встревожилась. Нас перевели по другую сторону большой дороги ближе к городу, где войска простояли до ночи в позиции, между тем, как арриергард действовал. В полночь на 12-е число, разложив на биваках большие огни, мы отошли 7 верст к самому Дорогобужу. Здесь Главнокомандующий, казалось, намерен был ожидать Французов для генеральной битвы, ибо войска расположены были в крепчайшей позиции; для прикрытия пушек на батареях сделали окопы. Нашей роте артиллерии досталось место на краю правого фланга в огородах предместья. Город на горе оставался у нас почти в тылу.
В арриергарде отличились Казаки незабвенного Матвея Ивановича; они беспрерывно выдерживали сшибки с неприятельской кавалерией и, по собственному их выражению: несли на плечах Французов. Мы сошлись на дороге с несколькими Казаками, провожавшими из арриергарда раненных товарищей своих, и вступили с ними в разговор. Они очень жаловались, что даже им стало не в мочь стоять против вражеской силы; что именно сего для (12 числа) они шибко схватились с Французами так, что в густой пыли друг друга не узнавали – «и тут-то, батюшко, — примолвил Казак, — наших пропало сотни отри. Нет уж мочи  держаться: так и садится окаянный на шею; а не что их пушки: только что мы приготовимся ударить на гусаров, как пустят триклятые в нас хлопушками (гранатами) и катышками (картечью)… Право, уж и Матвей Иванович откажется; воюйте себе сами, как хотите». Действительно, через несколько дней мы услышали, что Атаман Платов сделался болен и уехал из армии. Такие вести были неприятны. В продолжение похода солдаты шли, повесив головы; уже не соблюдалось строгой дисциплины; каждый шел, как хотел, и думал: что-то будет? Офицеры, собираясь по нескольку вместе, толковали о близкой гибели отечества и не знали, какая участь их самих постигнет. Оружие, которая сначала несли так бодро для защиты отечества, теперь казалось бесполезным, тягостным; притом пыль и зной заставляли многих солдат быть усталыми и уходить в сторону от дороги – на разгулье.
Комментарии к записи Радожицкий И.Т. «…уже не соблюдалось строгой дисциплины; каждый шел, как хотел, и думал: что-то будет?» отключены

Магазин сайтов и доменных имен

Avto-Spros

Cars In Detail

Мoй ip

Русские темы для WordPress. Бесплатные шаблоны для блогов WordPress на любой вкус

.